предыдущая главасодержаниеследующая глава

V

- Ваша честь, - говорил на другой день Уотсон деревенскому судье, зажиточному фермеру, окончившему лет тридцать тому назад сельское училище. - Ввиду того, что вслед за учиненным надо мной насилием этому Солу Уитбергу пришла фантазия обвинить меня в нанесении ему побоев, я предложил бы, чтобы оба дела слушались вместе. Свидетельские показания и факты в обоих случаях одинаковы.

Судья согласился, и оба дела разбирались одновременно. Как свидетель обвинения, Уотсон выступил первым и так изложил происшествие.

- Я рвал цветы, - показывал он, - мои цветы на моей собственной земле, не предвидя никакой опасности. Вдруг этот человек кинулся на меня из-за деревьев. "Я - Додо, - говорит он, - и могу исколошматить тебя так, что от тебя останется мокрое место. Руки вверх!" Я улыбнулся, но тут он - бац! - сбил меня с ног и разбросал цветы. И ругался при этом отвратительно! Это ничем не вызванное зверское нападение. Смотрите на мою щеку, смотрите, во что он превратил мой нос! Должно быть, он был пьян. Не успел я опомниться, как он начал избивать меня. Жизни моей грозила опасность, и я был вынужден защищаться! Вот и все, ваша честь, и, должен сказать, я так ничего и не понял. Почему он назвал себя "Додо"? Почему без всякого повода напал на меня?

Так Солу Уитбергу было преподано искусство лжесвидетельства. С высоты своего кресла ему часто случалось снисходительно выслушивать ложь под присягой в инсценированных полицией "делах"; но тут впервые лжесвидетельство было направлено против него самого, причем на этот раз он не восседал на судейском кресле под охраной пристава и полицейских дубинок.

- Ваша честь! - возопил он. - Никогда еще мне не доводилось слышать такой бесстыдной лжи!

Уотсон вскочил.

- Ваша честь, я протестую! Дело ваше решать, где правда и где ложь. Свидетель в суде должен только излагать факты. Его личное мнение не имеет отношения к делу!

Судья почесал затылок и довольно вяло выразил негодование.

- Совершенно верно, - сказал он. - Мистер Уитберг, вы утверждаете, будто вы судья. Следовательно, вы должны знать все тонкости судопроизводства. Между тем вы совершаете такие противозаконные деяния! Ваши повадки, сэр, и ваш образ действий характеризуют вас как кляузника! Нам надо установить, кто первый нанес удар, и нам нет никакого дела до вашей оценки личных качеств мистера Уотсона. Продолжайте давать показания!

Судья Уитберг с досады прикусил бы свою распухшую губу, если бы она не болела так сильно. Он взял себя в руки и изложил дело ясно и верно.

- Ваша честь, - сказал Уотсон. - Спросите же его, что он делал в моих владениях.

- Вопрос резонный. Что вы делали, сэр, во владениях мистера Уотсона?

- Я не знал, что это его владения.

- Это нарушение чужих границ, ваша честь! - сказал Уотсон. - Знаки выставлены на видном месте!

- Я не видел никаких знаков, - сказал Сол Уитберг.

- Я сам видел их! - резко возразил судья. - Они бросаются в глаза! Должен предупредить вас, сэр, что если вы даже и в таких мелочах будете уклоняться от истины, то вызовете недоверие к более важным пунктам ваших показаний! За что вы ударили мистера Уотсона?

- Ваша честь, я уже докладывал, что не нанес ему ни одного удара.

Судья посмотрел на распухшее лицо Картера Уотсона, затем устремил грозный взгляд на Сола Уитберга.

- Взгляните на щеку этого человека! - загремел он. - Если вы не нанесли ему ни одного удара, почему же он так избит и изувечен?

- Как я уже объяснял...

- Будьте осторожны! - предостерег его судья.

- Я буду осторожен, сэр, я буду говорить только правду. Он сам ударил себя камнем. Он ударил себя двумя казнями.

- Возможно ли, чтобы человек, если только он не помешан, сам себя увечил, нанося себе камнем удары по лицу? - спросил Картер Уотсон.

- Да, это сильно смахивает на сказку, - заметил судья. - Мистер Уитберг, вы были пьяны?

- Нет, сэр.

- Вы никогда не пьете?

- Только иногда, при случае.

Некоторое время судья размышлял, сделав глубокомысленную мину.

Уотсон воспользовался этим и подмигнул Солу Уитбергу; но сей джентльмен, претерпев столько невзгод, не видел в создавшемся положении ничего смешного.

- Странный, очень странный случай! - объявил судья, приступая к чтению приговора. - Показания обеих сторон явно противоречивы, а свидетелей нет. Каждый утверждает, что нападение совершил другой, и суд не имеет возможности установить истину. Но у меня создалось свое мнение, мистер Уитберг, и я советовал бы вам держаться подальше от владений мистера Уотсона и уехать отсюда.

- Возмутительно! - буркнул Сол Уитберг.

- Сядьте на место, сэр! - приказал громовым голосом судья. - Если вы еще раз перебьете меня, я оштрафую вас за неуважение к суду. И предупреждаю - штраф будет большой. Вы сами судья и должны блюсти достоинство суда! Сейчас я прочту приговор.

Закон гласит, что сомнение всегда толкуется в пользу подсудимого. Ввиду невозможности установить, кто нанес первый удар, я, к моему великому сожалению, - тут он сделал паузу и грозно посмотрел на Сола Уитберга, - по каждому из этих дел вынужден оправдать ответчика... Джентльмены, вы оба свободны...

- Что ж, выпьем по этому случаю? - обратился Уотсон к Уитбергу, когда они вышли из суда. Но возмущенный Уитберг отказался пойти с ним под руку в ближайший кабак.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2013-2015
При копировании материалов просим ставить активную ссылку на страницу источник:
http://jacklondons.ru/ "JackLondons.ru: Джек Лондон (Джон Гриффит Чейни)"