предыдущая главасодержаниеследующая глава

"Железная пята"

Роман "Железная пята" не только одно из самых значительных произведений Джека Лондона, но и одно из наиболее радикальных, политически заостренных произведений всей американской литературы конце XIX - начала XX века. Подобно таким публицистическим работам, как "Революция", "Как я стал социалистом", "Железная пята" была написана под непосредственным воздействием американского рабочего движения, под влиянием обострения классовой борьбы в те годы. В этом романе отразились с наибольшей силой социалистические взгляды писателя, его убеждение во вредности капиталистического общества и его неизбежной гибели и глубокая вера в лучшее будущее человечества, в неизбежное наступление эпохи социализма.

При написании романа важную роль сыграли русские революционные события 1905 года. Русская революция 1905 года, явившаяся крупнейшим революционным взрывом XX века, оказала большое воздействие на развитие рабочего и социалистического движения во всем мире, в том числе и в Соединенных Штатах Америки.

Оригинальность и своеобразие "Железной пяты" заключалось в том, что ее главной темой стала тема классовой борьбы, что в ней нашли отражение существеннейшие противоречия эпохи империализма - противоречия между трудом и капиталом, между рабочими и капиталистами.

Постановка этой темы - одно из характернейших явлений в литературе капиталистических стран XX века.

По мере того как усиливались противоречия внутри капиталистического общества, обострялась классовая борьба между пролетариатом и буржуазией, писатели не могли оставаться в стороне от важнейших вопросов действительности. С разных позиций, под неодинаковыми углами зрения, но они должны были высказывать свое отношение к рабочему движению. Бернард Шоу и Герберт Уэллс в Англии, Э. Золя, А. Франс, Р. Роллан во Франции, Горький в России - все эти писатели в конце XIX - начале XX века пишут произведения на тему рабочего движения и классовой борьбы.

Джек Лондон не был первооткрывателем этой темы в Соединенных Штатах Америки. Еще задолго до него некоторые писатели пытались обращаться к жизни рабочих. Так, в 1861 году Ребекка Гардинг Дэвис написала небольшую повесть "Жизнь на литейных заводах", в которой она попыталась описать условия труда, жизнь и быт американских рабочих на промышленных предприятиях. Ребекку Гардинг Дэвис можно считать ранней предшественницей реалистического направления в американской литературе.

Выступив в литературе в начале 60-х годов, она создала несколько повестей и романов, лучшим из которых считается "Маргарет Хоу".

Тематика творчества Р. Г. Дэвис была преимущественно социальной. Она писала об эксплуатации рабочих на американских промышленных предприятиях, о рабстве негров. Ее повесть "Жизнь на железных заводах" говорит о безрадостной участи тружеников.

Мрачный угрюмый город. Дым, медленно подымающийся из высоких труб чугунолитейных заводов и оседающий на мокрых мостовых лужами густой черной жижи. Копоть, проникающая всюду. Вереницы рабочих, медленно бредущих утром и вечером к литейным заводам. Уже это вступление, рисующее картину большого промышленного города, создает настроение безысходности и тоски. Оно усиливается после описания невыносимо тяжелых бытовых условий рабочих. Низкий сырой подвал с земляным полом, покрытым скользкой зеленой плесенью. Спертый, тяжелый воздух. Куча соломы с накинутой на нее рваной попоной служит постелью. Это квартира рабочей семьи Вольфов. А вот и главный герой этой повести - плавильщик Хью Вольф.

Он вспоминает голодное детство и непрестанный непосильный труд, начавшийся для него так рано, что ему иногда кажется, будто он проработал уже столетия. И он не видит проблеска надежды, что это когда-нибудь кончится. Принудительный труд - проклятие для людей, он высасывает из них все соки, низводит до уровня животных. А между тем Хью Вольф - одаренный человек, способный понимать и ценить прекрасное. В свободные минуты он ваяет фигуры, поражающие странной красотой.

Миру бедности и нужды писательница противопоставляет мир богатства. В этом мире живут уверенные в себе, хорошо одетые люди, они кажутся Хью Вольфу существами высшего порядка. Возникающий между этими мирами конфликт приводит Хью к трагическому концу. Осужденный на девятнадцать лет каторжных работ за воровство, которого он не совершал, Хью Вольф кончает жизнь самоубийством.

По своей направленности повесть Р. Г. Дэвис очень напоминает произведения американских реалистов 90-900-х годов. И не случайно некоторые американские буржуазные критики называют писательницу предшественницей Стивена Крейна и Теодора Драйзера.

Повесть "Жизнь на литейных заводах" проникнута духом протеста против капиталистической эксплуатации. Она была написана до гражданской войны в Соединенных Штатах. Это подтверждает, что серьезные классовые противоречия, противоречия между рабочими и капиталистами, существовали уже тогда, хотя это и пытаются опровергнуть американские буржуазные историки.

Уязвимой стороной "Жизни на литейных заводах" является присущий ей мотив жертвенности. Автор изображает рабочих как пассивную, не способную на сопротивление массу. Хью Вольф - несчастный страдалец, а не борец за свои права. Он - мученик и жертва несчастного случая.

В конце повести звучит мотив христианского примирения с действительностью. Писательница уводит истинную виновницу кражи Дебору, за которую пострадал Хью Вольф, из грязного, прокопченного города на простор полей и лугов, в молитвенный дом квакеров. Там она обретает спокойствие и "братскую любовь".

Другим писателем, у которого рабочая тема оказалась связанной с темой социального переустройства, был Эдуард Беллами (1850-1898).

Романист и социолог, Эдуард Беллами всегда уделял большое внимание социальным вопросам. Отношение писателя к современной жизни и его предложения относительно переустройства общества с наибольшей полнотой отразились в нашумевшем романе "Будущий век" (1888). По форме - это роман-утопия, многие страницы которого посвящены вопросам рабочего движения. Давая характеристику экономического положения Соединенных Штатов в 70-80-е годы, Беллами подчеркивает, что "начиная с большого промышленного кризиса 1873 года, стачки почти не прекращались в различных промышленных округах"*.

* (Bellamy, Looking Backward, N. Y., 1888, p. 6.)

С позиций разоряемой монополиями мелкой и средней буржуазии Беллами критикует "большой капитал", его концентрацию в отдельных руках. По его утверждению, до конца XIX века существовали только мелкие предприятия с незначительным капиталом, и тогда рабочие якобы были более независимы "и не было резкой разницы между обоими классами". Но затем появились монополистические объединения, и все изменилось.

"В Соединенных Штатах в конце XIX столетия невозможно было найти предприятие в какой-либо отрасли промышленности без большого капитала"*.

* (Там же, стр. 12.)

"Все находилось под контролем синдикатов, начиная от железных дорог до мануфактуры"*.

* (Там же, стр. 40.)

Нарисовав картину социального неустройства своего времени, писатель переходит к описанию будущего общества. Беллами не признает революционного развития общества. Он сторонник эволюции, при которой изменения происходят мирным путем, без насилия.

Переход от старого строя к новому осуществляется у него необыкновенно быстро и безболезненно. Промышленность и торговля страны вверяются одному синдикату, в состав которого входят представители народа. Капиталисты мирно уступают свои позиции, а народный синдикат начинает действовать в интересах всей нации.

В новом обществе у Беллами отсутствуют войны и политические партии, уничтожены страх бедности и погоня за роскошью, ликвидированы деньги и торговля. Все граждане обязаны работать начиная с двадцати одного года до сорокапятилетнего возраста. Каждый выбирает специальность по вкусу. Новый строй у Беллами сохраняет государство, во главе которого находится президент.

Наивность социальной утопии Беллами при решении важнейших политических вопросов сразу бросалась в глаза. И тем не менее книга его пользовалась огромным успехом. Причина этого заключалась в том, что буржуазное общество с каждым годом все больше обнаруживало свой хищнический характер. И люди, жившие при эксплуататорском строе и испытывавшие огромную неудовлетворенность, обращались в своих мечтах к будущему. Роман Беллами был написан ясным, доходчивым языком и обладал несомненными художественными достоинствами. Автор использовал часто встречающийся в подобных произведениях художественный прием "сна героя". Главное действующее лицо книги - Вест засыпает в своей спальне в 1887 году, и сон его продолжается до 2000 года. Когда он пробуждается, то начинает знакомиться с новым миром. В процессе этого знакомства автор и рисует свою утопию.

И Ребекка Гардинг Дэвис, и Эдуард Беллами, безусловно, сочувствовали тяжелому положению рабочих в Соединенных Штатах Америки. Но эти писатели стремились сгладить противоречия между трудом и капиталом. Они решительно высказывались против революционной борьбы и считали, что все спорные вопросы могут быть решены или в духе христианского смирения, или в духе классового сотрудничества.

На такой точке зрения стоял одно время и Вильям Дин Хоуэлле. Он был встревожен ростом классовых противоречий, увеличением пропасти между бедностью и богатством. Он не мог оставаться равнодушным, видя улицы, заполненные нищими и голодными рабочими, в то время как газеты писали о скандалах и излишествах среди плутократов.

В 80-90-е и 900-е годы "розовый оптимизм" Хоуэллса был несколько поколеблен. В ряде произведений, написанных им в это время, обсуждаются вопросы, связанные с существующей социальной несправедливостью. Так, в "Возможности новой удачи"* он изобразил в непривлекательном свете финансиста Драйфуса, деспотизм которого подавляет людей. В 1893 году был опубликован первый из его утопических романов - "Путешественник из Алтрурии"**, - в котором писатель хотя и пытался сглаживать острые углы, тем не менее выступил с критикой буржуазной Америки.

* (Howells, W. D., "A Hazard of New Fortunes", N. Y" 1889.)

** (Howells, W. D., "A Traveller from Altruria", N. Y., 1893.)

В романе была подчеркнута мысль о том, что истинная демократия отсутствует в США, что многие социальные вопросы не находят своего разрешения.

С большим беспокойством наблюдает писатель обострение противоречий между миром богатства и неимущими классами. Он оспаривает мнение идеологов амеканской буржуазии, выступающих в защиту существующих порядков. Но, как Дэвис и Беллами, он утверждает, что нет необходимости в классовой борьбе, что переход от одного строя к другому должен произойти мирным путем, без применения силы. В духе христианского смирения он проповедует "всеобщую любовь" и отвергает революционные методы борьбы как неприемлемое для него средство насилия.

В такой же плоскости решался этот вопрос в книге И. Доннели "Колонна цезаря" (1890)*. Описывая в фантастической форме восстание мирового пролетариата против олигархии, жестоко эксплуатирующей его, автор делал вывод о том, что революция приведет к гибели человеческое общество, к уничтожению цивилизации. По его мнению, классовая борьба не способствует установлению социальной справедливости, а разрушает "всеобщее братство людей".

* (Donelly, J., "Caesar's Column", N. Y., 1890.)

Проблема классовой борьбы нашла отражение в романе И. К. Фридмена "Ради хлеба единого"* (1901). Герой этой Книги, Блэр Кэрхарт, сын богатого торговца, увлекается учением социализма, поступает работать на металлургический завод и принимает участие в забастовке. Но забастовку подавляют, и в крахе ее рабочие несправедливо обвиняют героя. Блэр испытывает разочарование в стачечной борьбе и покидает город, решив отдать свои силы мирной политической деятельности.

* (Friedman, J. K., "By Bread Alone", N. Y., 1901.)

Книга Фридмена проникнута страхом перед революционной борьбой. Как и Хоуэлле, Фридмен отвергает идею революции, считая, что общество можно переустроить только мирными средствами.

В 1905 году, в самый разгар классовой борьбы в Соединенных Штатах, был опубликован роман Лероя Скотта "Случайный делегат"*. В романе затрагивался важный вопрос о руководстве профсоюзами. История профсоюзного движения в США всегда давала и продолжает давать многочисленные примеры самого черного, самого гнусного предательства со стороны профсоюзных лидеров. В то время как американские рабочие мужественно боролись с капиталистами, профсоюзная верхушка вступала в прямую сделку с ними, предавала интересы трудящихся. Образ такого профсоюзного босса, взяточника и предателя, нарисован в романе "Случайный делегат".

* (Scott, L., The Walking Delegate, N. Y., 1905.)

Главное достоинство романа заключается в том, что он воссоздает очень выразительную картину коррупции и делячества, разъедающих американские профсоюзы, показывает механику выборов в них, рассказывает о тайных связях, существующих между продажными боссами и их капиталистическими хозяевами.

С большой симпатией автор изображает рабочих. Рабочие у Скотта отнюдь не похожи на забитых, придавленных нуждой и работой тружеников Ребекки Гардинг Дэвис. Это сильные телом и духом люди, полные чувства собственного достоинства. Особенно запоминается фигура положительного героя романа Тома Китинга.

Но книга Л. Скотта обладает типичными недостатками, присущими большинству произведений американских писателей, написанных на рабочую тему. Трудящиеся в романе Скотта ведут исключительно экономическую борьбу. У них нет политических требований, и они не думают выставлять их. Лерой Скотт отрицательно относится ко всякому виду насилия. Одна из причин осуждения им Бэка Фоли заключается в том, что тот постоянно прибегает к насилию. С другой стороны, одно из достоинств Тома Китинга он видит в том, что тот пользуется "законными", "легальными" методами борьбы. Том Китинг имеет возможность разоблачить предпринимателя Бакстера, но не делает этого, как ему кажется, в целях выигрыша стачки.

Видна в романе сентиментальная струя, которая особенно сказывается в любовных и семейных сценах. Склонен писатель и к мелодраматическим эффектам. Но, учитывая слабые стороны книги Л. Скотта, нельзя не признать, что она способствовала развитию рабочей темы в американской литературе.

Много сделали для развития реализма в Америке Твен, Гарленд, Крейн и Норрис. Марк Твен в "Приключениях Геккельберри Финна" (1885) правдиво воссоздал картину жизни Америки 50-х годов XIX века. В многочисленных романах, рассказах, статьях он выступает с критикой буржуазного общества, обличает делячество и жажду стяжания. Но Марк Твен, как и многие другие буржуазные демократы, не надеялся на рабочий класс, не видел возможности того, что-пролетариат, взяв власть в руки, может уничтожить капитализм, создав на его месте новый, более разумный, социалистический строй. Писатель не знал, где искать выход из того тупика, в который попала современная цивилизация. Поэтому с годами у него усиливалось мрачное, гнетущее настроение, нарастало горькое сознание бессмысленности жизни. Некоторые произведения Твена, созданные в 900-е годы, проникнуты безысходным пессимизмом, мрачным отчаянием ("Что такое человек", "Таинственный незнакомец").

Гэмлин Гарленд писал о тяжелом положении американских фермеров, об их трудной жизни (сборники рассказов "Главные дороги" (1891) и "Люди прерий" (1898). Но он не касался рабочей темы и не ставил вопрос о ликвидации буржуазного общества.

Об эксплуатации фермеров монополиями, о сопротивлении, оказываемом капиталистам, Норрисом был написан уже упомянутый нами раньше роман "Спрут". Норрис был самым радикальным из этой группы писателей. Но и он не делал вывода о необходимости революционной борьбы. Признавая, что зло существует в обществе, он подменил классовую борьбу борьбой стихийных космических сил, которые в конце концов подчиняются неодолимому добру природы.

Стивен Крейн в романе "Мегги, девушка улицы" (1883) изобразил жизнь трущоб большого капиталистического города, правдиво рассказал о бесправном положении женщины в условиях американской капиталистической действительности.

Но Крейн также не затрагивал рабочую тему. Он, как и другие, был только критиком, не ставящим вопроса об изменении существующего строя.

К изображению классовой борьбы обратился в "Сестре Керри" (1900) Теодор Драйзер. Важную роль играет в его книге забастовка трамвайных рабочих, сопровождающаяся кровавым столкновением с полицейскими и штрейкбрехерами. Она создает фон, на котором изображаются судьбы героев, подчеркивает наличие острейших противоречий в стране, но жизнь и борьба рабочих не являются главной темой "Сестры Керри".

Большая заслуга Джека Лондона в развитии американского реализма и заключается в том, что он выступил не только как критик буржуазного общества, но и как писатель, уверенный в необходимости революционного изменения этого общества и создания на его месте нового, лучшего социального строя. Связь писателя с рабочим и социалистическим движением, русские революционные события 1905 года способствовали тому, что тема борьбы труда с капиталом становится одной из главных в его творчестве. Уже в "Людях бездны" он показал ужасающие условия жизни английских рабочих.

В публицистических статьях и очерках писатель останавливался на вопросах рабочего движения, говорил о необходимости революционного переустройства.

В романе "Железная пята" эти взгляды находят свое дальнейшее развитие и художественное воплощение.

Роман был закончен в 1906 году. Однако редакции и издательства отказались печатать его. Книгу удалось издать лишь в 1908 году. Буржуазная критика встретила появление романа резко враждебно. В редакционных газетах и журналах появились рецензии, в которых говорилось об "упадке таланта писателя", "о социалистической пропаганде", "неблагодарной теме" и т. д. "Железная пята" не встретила сочувствия в некоторых так называемых "социалистических кругах". "Социалистам" книга Лондона показалась опасной, и они враждебно отнеслись к ее появлению.

В связи с этим Лондон с горечью писал: "Даже социалисты, даже своя братия, и те отвергли меня" (I, 156).

В "Железной пяте" Лондон рассказывает о современной ему американской действительности и в то же время дает прогноз на будущее. Резкой критике в романе подвергается капиталистическое общество. Устами своего главного героя Эрнеста Эвергарда Лондон утверждает, что американские рабочие не получают за свою работу даже прожиточного минимума.

Ради получения сверхприбылей американские капиталисты беспощадно эксплуатируют труд детей. Эвергард указывает, что в стране насчитывается три миллиона детей-рабочих. В романе разоблачается "миф о "демократии" и "свободе", якобы имеющих место в Соединенных Штатах. На самом деле государством безраздельно распоряжаются капиталисты. Они создают правительства, диктуют свои законы, контролируют суд. Капиталистическая пресса создает так называемое "общественное мнение".

Всюду царит произвол монополистов. Примером тому может служить дело Джексона. Рабочий Джексон из-за отсутствия охраны труда на фабрике потерял руку во время работы. После этого он был уволен и ему было отказано в каком-либо пособии. Джексон обратился в суд. Но суд, игрушка в руках монополистов, лишь узаконил решение предпринимателей.

Героиня романа Эвис Кеннингхем предпринимает расследование дела Джексона. Она беседует с адвокатами, принимавшими участие в процессе, с мастерами той фабрики, где работал Джексон, с журналистами, с предпринимателями. Некоторые из них говорят о том, что Джексону следовало бы получить пособие за увечье, но тут же испуганно оговариваются, что это их личное мнение. На фабриках постоянно происходят несчастные случаи, но предприниматели всякий раз сводят на нет иски рабочих и не платят им.

"Это стоило бы акционерам много сотен тысяч в год", - говорит один из опрашиваемых" (XVIII, 44).

Эвис Кеннингхем пытается сообщить о деле Джексона в прессу. Но газеты и журналы отказываются печатать ее заметку.

Дело Джексона выходит за рамки единичного случая. Оно приобретает значение факта большого социального обобщения, явления, типичного для всей капиталистической Америки.

В "Железной пяте" продолжается материалистическая и атеистическая линия, которая пронизывает все творчество Джека Лондона. В романе получает дальнейшее развитие та критика церкви и религии, с которой мы встречались в северных рассказах. Писатель настойчиво подчеркивает, что религия является одним из важнейших средств, с помощью которых правящие классы осуществляют свое господство.

Важную роль в книге играет образ епископа Морхауза. Когда мы впервые знакомимся с ним на квартире у профессора Кеннингхема, Морхауз предстает перед нами как честный, искренний, но далекий от настоящей жизни человек. Он верует во всеобщую любовь и отрицает классовые противоречия.

Разговоры с Эвергардом порождают сомнения у Морхауза, и, чтобы устранить их, он начинает знакомиться с жизнью трудящихся. Результат оказывается поразительным! Епископ сталкивается с таким морем бедности и нищеты, о котором он и думать не мог. Что же он предпринимает? Морхауз не похож на других официальных представителей религии, преследующих в большинстве случаев корыстные, эгоистические цели. У него есть совесть, есть свои убеждения. Он ставит перед собой задачу - воскресить первоначальный дух христианской церкви, ее простоту и бескорыстие.

Во имя этой цели епископ распродает свое имущество и начинает помогать бедным. Однако правящая верхушка не терпит подобного вольномыслия со стороны своих слуг. Епископа сначала объявляют больным и уговаривают уйти в длительный отпуск. Потом он попадает в психиатрическую лечебницу. И наконец, его, абсолютно здорового человека, провозглашают сумасшедшим и отправляют в больницу для умалишенных.

В "Железной пяте" ставится вопрос и о состоянии науки в условиях капиталистического общества.

Отец героини Джон Кеннингхем, крупный ученый- физик, начинает интересоваться социологией. Однако это увлечение профессора было воспринято как "опасное чудачество". Кенингхему предлагают длительный отпуск с сохранением содержания, лишь бы он на время покинул университет. Но так как профессор не сворачивает с избранной им дороги, реакция приступает к решительным действиям против него. Накладывается запрет на написанную им книгу о системе образования в Америке. Кенлингхема, изгоняют из университета, у него отнимают дом и принадлежащие ему акции. Профессор превращается в отверженного, в парию, в человека, зарабатывающего на жизнь случайными заработками.

Его судьба лишний раз напоминает о том, насколько "чистая наука" находится в зависимости от произвола правящих классов в буржуазной среде.

Почти одновременно с Джеком Лондоном над темой рабочего движения работал другой американский писатель, его современник Эптон Синклер. Под непосредственным впечатлением актуальнейших событий современности он написал роман "Джунгли".

История создания его книги хорошо известна. В 1904 году Синклер едет в Чикаго и в течение двух месяцев самым внимательным образом, знакомится с деятельностью знаменитых боен. А начиная с 1905 года он уже печатает частями свой роман в социалистическом еженедельнике "Призыв к разуму". Отдельной книгой "Джунгли" вышли в 1906 году.

"Джунгли" примечательны в первую очередь непосредственным обращением к современной действительности. В романе автор пытается осветить главные противоречия своей эпохи. Поэтому не следует рассматривать книгу только как репортерский отчет о деятельности чикагских боен и имевшей там место забастовке. Э. Синклер ставил перед собой и другую цель. На материале жизни рабочих мясной промышленности он хотел проанализировать положение американских рабочих вообще, условия их жизни, взаимоотношения с мастерами, с хозяевами и т. д. Он хотел объяснить себе и другим причины тревожного положения в стране, резкого обострения классовой борьбы, увеличения общего количества стачек и забастовок.

"Покончив с "Манассой", я стал писать "Джунгли", - объяснял автор позднее, - просто потому, что меня неодолимо влекло желание уяснить себе нынешний кризис, разобраться, проникнуть в самые глубины, пережить, исследовать до дна, точно так же, как я проделал это в отношении прежнего кризиса"*.

* (Э. Синклер, Промышленная республика, Л., изд. "Мысль", 1925, стр. 21.)

В ранних произведениях Э. Синклера героями являлись преимущественно представители интеллигенции. В "Джунглях" они появляются лишь эпизодически и сколько-нибудь значительной роли в развитии действия не играют. Главная роль в романе принадлежит рабочим, и в первую очередь Юргису. Юргис - новый образ у писателя, и, надо сказать, образ, удавшийся ему. Судьба Юргиса поучительна не только сама по себе, но и как пример, показательный для многих. Достаточно вспомнить такие эпизоды романа, как обман несчастных переселенцев в дороге, когда они лишаются большей части своих небольших сбережений, или их пребывание в гостинице, где, используя незнание ими языка, их заставляют оплатить огромный счет. Таким же мошенничеством оказывается продажа дома, который они теряют, уплатив за него три четверти стоимости. Приехав в Америку, Юргис устраивается работать на чикагские бойни. И здесь Синклер дает подробнейший отчет об этом огромном предприятии, которое было крупнейшим монополистом по производству мясных продуктов в стране.

Буржуазных читателей в свое время потрясли сенсационные разоблачения Синклера. Покупатели не догадывались, что им приходилось покупать мясо туберкулезных быков и сало издохших от холеры свиней. Они не знали, что агенты владельцев чикагских боен специально выискивали старый или больной скот, затем животных откармливали солодом, и из их мяса получалась "ароматная говядина" и приготовлялись мясные консервы. Покупатели никогда не думали о том, что вследствие несчастных случаев рабочие иногда попадали в огромные чаны, в которых варилось мясо.

Разоблачение чудовищных преступлений, творившихся на чикагских бойнях, составляет бесспорную заслугу Синклера. Но этим отнюдь не ограничивалась его задача. В книге рассказывается об ужасающих условиях труда, о невозможном быте рабочих.

Рядом со взрослыми в таких же диких условиях работают женщины и дети, положение которых оказывается зачастую более тяжелым. Как правило, молодые женщины подвергаются преследованиям со стороны мастеров, и им ничего не остается делать, как уступить или лишиться работы. Так происходит с Онной, которую преследует Коннор, и она попадает в публичный дом мисс Гендерсон.

Потрясающее впечатление производит сцена родов Онны, умирающей от того, что не было денег на вызов врача.

Погибает и сын Юргиса, полуторагодовалый Антонас, утонувший в грязи на улице из-за отсутствия присмотра.

Юргис и близкие ему люди ехали в Америку полные больших надежд и ожиданий. Они думали о более обеспеченной жизни, о счастье. А нашли там жесточайшую эксплуатацию, звериную борьбу за существование, ложь, обман, предательство. Судьбы героев книги поражают своим трагизмом.

На долю Юргиса выпадает много несчастий и мытарств: смерть близких, тюремное заключение, бродяжнические скитания. Возвратившись в Чикаго, он, чтобы не умереть с голода, превращается в нищего и просит на улицах милостыню. Потом мы его видим в роли вора, "политика", штрейкбрехера. Каждая профессия открывает Юргису какие-то новые стороны жизни, обогащает его жизненный опыт.

Сталкивая героя с разными лицами, знакомя его с жизнью, автор вместе с ним выносит суждение об американской действительности. Едва ли правы те критики, которые утверждают, что в "Джунглях" отсутствуют выводы и обобщения. Выводы в книге есть. Они заключаются в том, что рабочие в США живут и работают в невыносимых условиях, подвергаются жестокой эксплуатации, не имеют никаких прав, что их обманывают политиканы, всевозможные дельцы и проходимцы. И в то же время в стране имеется кучка людей, живущих, во дворцах, купающихся в роскоши, предающихся безумствам.

Таким выводы напрашиваются не только после прочтения "Джунглей", их делает сам автор в конце книги. Более того, говоря о несостоятельности капиталистического строя, он предлагает и средство избавиться от него, он призывает всех в ряды социалистов, которые создадут новое общество.

По этому пути он и ведет своего героя, который вступает в партию.

Заметим, что социализм Э. Синклера не разрешает насильственного уничтожения буржуазного общества. Это мирный социализм, допускающий возможность победы путем голосования на выборах за социалистические списки, после чего рабочий класс возьмет бразды правления в свои руки и положит конец частной собственности на средства производства.

Как уже говорилось, писатель в своей теории и практике не выходил за рамки "социализма чувств", он не признавал революционного преобразования жизни, в чем сказывалось влияние теорий, имевших хождение у американских социалистов.

Здесь и коренится основное различие между Э. Синклером и Джеком Лондоном. Насколько публицистика Джека Лондона радикальнее, революционнее публицистики Эптона Синклера, настолько роман "Железная пята" радикальнее, революционнее "Джунглей". Как и в публицистике, Джек Лондон в "Железной пяте" идет дальше Э. Синклера, дальше большинства американских социалистов при решении вопроса о переходном периоде. Если Э. Синклер не выходит за рамки его мирного решения, то Джек Лондон показывает в "Железной пяте", что капиталисты не остановятся перед насилием, чтобы удержать в своих руках власть. В его романе нарисована картина страшного произвола Железной пяты.

Писатель сумел показать, что монополисты используют формы буржуазной демократии лишь до того момента, пока им это выгодно. Когда трудящиеся добиваются победы на выборах, монополисты переходят к открытой диктатуре: устанавливают жесточайший террор в стране и заливают кровью протест трудящихся масс.

Эту политику осуществляет Железная пята - правительство, состоящее из, крупнейших представителей монополистического капитала. По приказу Железной пяты войска и полиция расстреливают народ, разгоняют политические партии, заточают в тюрьмы вождей пролетариата.

Лондон показал и другие методы борьбы, к которым прибегают капиталисты. Часть своих сверхприбылей они уделяют рабочей аристократии и стараются внести раскол в рабочее движение. Их верными слугами являются оппортунисты, предающие дело рабочего класса.

В то время как Э. Синклер и многие американские социалисты рассчитывали добиться победы над американским капиталом мирным путем, путем победы на выборах, Лондон считал, что возможность мирной победы была исключена, что американские капиталисты немедленно перейдут к открытой реакционной диктатуре, как только буржуазный парламентаризм окажется для них непригодным. Эта мысль писателя и нашла свое отражение в романе.

Еще в своих публицистических статьях Лондон предостерегал, что правящие классы, поставленные лицом к лицу с экономическими кризисами и растущим рабочим движением, постараются "обуздать массы". "Это делалось раньше, - писал он. - Почему этого не сделать опять... В 1871 г. солдаты экономических правителей уничтожили почти целиком целое поколение воинствующих социалистов"*.

* ("Jack London: American Rebel", p. 87.)

В "Железной пяте" он более прямо и решительно поставил вопрос о нарастании фашистских тенденций в стране. Об этом хорошо сказал крупнейший деятель Американской компартии Уильям Фостер.

"Я помню иллюзии, - пишет он, - которые были распространены в американской социалистической партии, когда я вступил в нее почти полвека назад. Эти ложные представления носили в основном такой же формально юридический, парламентарный характер, как и во всех других социалистических партиях. Видя, как с каждой новой избирательной кампанией увеличивалось количество голосов, подаваемых за Дебса, многие члены партии стали верить, что пройдет всего несколько лет и на выборах прямо будет поставлен вопрос - за социализм или против него, - а партия, рост числа сторонников которой будет выражаться в своего рода геометрической прогрессии, получит на выборах большинство голосов. Это, думали они, разрешит все проблемы, и социализм будет легко установлен.

Это было наивным политическим оппортунизмом. Джек Лондон, при всех своих слабостях, прекрасно понимал это. В "Железной пяте" он в общих чертах предсказал появление фашизма и ту острую борьбу, которая потребуется для его преодоления"*.

* (У. Фостер, "Закат мирового капитализма", М., изд. И. Л., 1951, стр. 151.)

Высказывание Фостера не только говорит нам о предвосхищении писателем фашизма в Америке, но объясняет нам и причину отрицательного отношения американских социалистов к "Железной пяте". Фостер пишет, что такие предостерегающие голоса, как голос Лондона, были единичными явлениями. Они заглушались голосами оппортунистов, которых официально поощряла партия"*.

* (У. Фостер, "Закат мирового капитализма", М., изд. И. Л., 1951, стр. 151.)

Если в "Джунглях" Э. Синклер в лице своих героев видит преимущественно мучеников и страдальцев, то в "Железной пяте" народные массы не только подвергаются гнету и эксплуатации, но и борются со своими поработителями.

В борьбе - смысл настоящего и будущего. Только в борьбе трудящиеся опрокинут капиталистическое общество и создадут новый общественный строй.

Следует заметить, что писатель видел и предчувствовал, какие большие трудности встретит американский народ на пути к социализму. В романе указывается, что засилье Железной пяты будет способствовать политическому отставанию Америки.

Одно из достоинств книги в том и заключается, что, предвидя огромные трудности, с которыми придется столкнуться революционному движению в Америке, Лондон твердо верил в грядущую победу рабочего класса. В своем романе он показал, как в результате ожесточенной классовой борьбы американские рабочие свергают иго капиталистов и создают новое, свободное социалистическое общество.

В "Железной пяте" Лондон создает принципиально новый образ положительного героя в лице Эрнеста Эвергарда.

Жизнь Эрнеста Эвергарда отдана революции. Потомственный пролетарий, он десяти лет от роду уже работал на фабрике. Затем он служил подручным у кузнеца и сам сделался кузнецом. Эвергард упорно занимался самообразованием. Свою энергию, способности и знания он отдает делу служения трудящимся. Эвергард становится организатором, пропагандистом среди рабочих. Рабочие посылают его своим депутатом в конгресс, и там он отстаивает их права. Когда начинается вооруженная борьба между рабочими и Железной пятой, Эвергард становится одним из вождей, возглавляющих народные массы. Монополисты заточают его в тюрьму, но и оттуда он руководит подготовкой к вооруженному восстанию. Деятельность его прекращается только со смертью. Проводя политику жесточайшего террора, Железная пята отдает приказание своим агентам убить Эвергарда, и он погибает за то дело, которому посвятил всю свою жизнь.

Новый герой Лондона уже не индивидуалист, а человек, думающий о благе всего общества; он не только протестует, как герои северных рассказов, но борется, сражается против эксплуататорского капиталистического общества за установление нового, социалистического строя.

При создании образа Эвергарда писатель обращался не только к американской действительности.

Политическая жизнь США не давала примеров революционной борьбы. Но их было более чем достаточно в России. Деятельность русских революционеров - руководителей и организаторов рабочего движения, борьба их с царским самодержавием и послужили основой для создания образа главного героя.

Связь с русскими революционными событиями видна и в других местах книги. Так, например, рассказывая о политике провокаций и насилия, проводимой Железной пятой, писатель указывает, что американская олигархия занималась организацией "черных сотен". И тут же следует авторское пояснение: "Черными сотнями назывались шайки громил, которые обреченное на гибель самодержавие организовало для борьбы с русской революцией. Эти шайки нападали на революционеров, а также бесчинствовали и грабили для того, чтобы дать властям повод пустить в дело казаков" (XXIII, 134).

В другом месте Лондон говорит о том, что с началом террора Железной пяты американские социалисты вынуждены были уйти в подполье. Они занялись организацией боевых групп, в которые вступали самые храбрые, самые преданные революции товарищи. И тут*Ъпять следует авторское примечание: "При организации боевых групп весьма пригодился и опыт русской революции" (XXIII, 184).

Сравнительно с другими произведениями Джека Лондона "Железная пята" обладает целым рядом специфических художественных особенностей. Одной из таких особенностей является присущая ей социологичность. Джек Лондон делится мыслями о современном обществе, о классовой борьбе, о социальной революции, о философии, о политике и т. д.

Главная задача, поставленная им в "Железной пяте", - создать широкое историческое полотно, нарисовать картину своей и будущей эпохи.

В соответствии с этой задачей классовая борьба в романе изображается как основное содержание современности. Стремясь передать грандиозные конфликты эпохи, подчеркнуть ожесточенный характер классовой борьбы, писатель обращается к созданию массовых сцен. Он рисует усмирение канзасского мятежа правительственными войсками, изображает массовое народное восстание против Железной пяты в Чикаго.

На фоне этой борьбы выделены представители двух враждующих лагерей. Правдиво охарактеризованы Ингрэм, Ван-Гильберт и другие представители господствующего класса. При этом автор не уделяет много внимания подробному описанию отдельных персонажей. Они его интересуют не столько как индивиды, сколько как представители эксплуататорского класса.

Писатель показывает их жестокость, беспринципность, их нрав хищных зверей. Столь же реалистически изображается в романе американская действительность: произвол и засилье монополистов и бедственное положение народных масс. Здесь автор привлекает большой фактический и документальный материал, и ему удается создать яркую и запоминающуюся картину.

"Железная пята" написана в форме воспоминаний Эвис Эвергард, жены Эрнста Эвергарда. Ее записки были обнаружены учеными уже после победы социалистического строя - спустя несколько столетий после описанных событий. Снабженные комментариями, они были изданы в виде книги о далеком прошлом. Такая форма дает основание говорить об утопическом характере романа. С одной стороны, "Железная пята" - реалистическое произведений, роман о современной Лондону американской действительности, правильно рисующей перспективу развития фашизма в США. Но, с другой стороны, там, где писатель говорит о будущей классовой борьбе, - это роман-утопия.

Форма социально-утопического романа обусловила некоторые художественные особенности "Железной пяты". Повествование в романе ведется от лица Эвис Эвергард, причем в ряде случаев оно носит разорванный, отрывочный характер. Охватывая период между 1912 и 1932 годами, автор мало занимается частными судьбами людей. Это не входит в его задачу. Он сосредоточивает свое внимание на важнейших общественно-политических событиях, иногда отделяемых друг от друга отрезком в несколько лет. Линия повествования и идет от события к событию, имея целью показать ожесточенность нарастающей классовой борьбы.

Наряду с рассказом от первого лица Лондон прибегает к оригинальному художественному приему, позволяющему ему высказать свое собственное отношение к описываемым событиям.

В ткань романа он вводит образ Антони Мередита, историка эпохи социализма. От имени Мередита написаны предисловие и комментарии к "Железной пяте". Значение их заключается в том, что они несут большую идейно-художественную нагрузку, дополняют и в значительной степени разъясняют события в романе.

Прячась за вымышленным издателем, его устами писатель высказывает ряд интересных мыслей по многим важным вопросам. Так, например, в предисловии писатель говорит, что власть Железной пяты несет страдания и беды не только американскому народу, она надвигается на человечество, грозя ему гибелью.

Многие события и факты автор оценивает с точки зрения людей нового, социалистического общества. Так, характеризуя эру господства капиталистических монополий, он называет это время "страшной эпохой", которую трудно понять людям нового, разумного века.

Некоторые высказывания писателя свидетельствуют о дальнейшей эволюции его мировоззрения.

В одном из комментариев Лондон следующим образом отзывается о Фридрихе Ницше, ранее влиявшем на него: "Фридрих Ницше жил в XIX веке христианской эры; бесноватый философ, который в минуты озарения видел причудливые проблески истины, но, обойдя весь положенный круг человеческой мысли, дофилософствовался до полного безумия".

Если в романе дается перспектива на будущее, то предисловие и комментарии говорят о взгляде из будущего на прошлое, как бы оценивая прошлое с точки зрения людей будущей эпохи.

Нельзя утверждать, что картина, нарисованная писателем в "Железной пяте", является во всем правильной. В книге не показана организованная борьба трудящихся масс под руководством рабочей партии. Писатель подменил ее индивидуальным террором. В ущерб истине народ рисуется зачастую в виде некоего зверя из бездны, жаждущего крови своих угнетателей.

Не вполне удалось Лондону изображение революционного лагеря. Революционеры представлены им как анархисты и террористы, действующие обособленно от народа.

Однако эти ошибки в значительной степени объясняются историческими особенностями теоретически слабого американского рабочего движения, в русле которого шел писатель. Такова была судьба не только Лондона. Бернард Шоу в Англии, Анатоль Франс во Франции и многие другие писатели за рубежом, близкие рабочему и социалистическому движению, не могли до конца преодолеть влияния буржуазной идеологии. И только в России, куда переместился центр мирового революционного движения, где была настоящая пролетарская партия, которая последовательно проводила революционную линию, вела неустанную борьбу со всеми проявлениями реформизма и оппортунизма, только там были реальные возможности для возникновения произведений, свободных от влияния реакционной идеологии. Поэтому Россия и явилась страной, где впервые были созданы произведения социалистического реализма.

В целом, оценивая "Железную пяту", следует признать ее крупнейшим достижением писателя. Мы считаем, что в этом романе впервые в литературе США проявились тенденции социалистического реализма. Отличаясь большой остротой, красноречивостью, убедительностью, книга свидетельствовала о глубоком авторском проникновении как в события современной эпохи, так и в будущее. В ней нашли отражение важнейшие вопросы, связанные с обострением противоречий в США: борьба американских рабочих за свои права, рост революционных настроений среди широких народных масс. Одновременно писатель выражал здесь уверенность в грядущей победе социалистического строя.

И в американской, и в западноевропейской литературе того времени не было произведения, которое можно было бы поставить рядом с "Железной пятой" по силе разоблачения капиталистических монополий, по страстной убежденности в необходимости революционной борьбы народа со своими угнетателями. Поэтому Джека Лондона нужно рассматривать не только как представителя критического реализма в США, но и как одного из предшественников социалистического реализма.

Буржуазная критика не замедлила выступить с нападками на писателя. Критик из "Дайэл" объявил, что "такие книги имеют вредное влияние на неуравновешенные умы, число которых, к сожалению, увеличивается"*.

* ("Jack London: American Rebel", p. 95.)

Обозреватель из "Индепендента" заканчивал статью словами, что "полуварвары, к которым обращается подобная литература, могут уничтожить нашу культуру, ибо они никогда не клали ни одного кирпича для создания благородной цивилизации"*.

* (Там же, стр. 95.)

Основной взгляд буржуазной прессы на роман Лондона высказал критик из "Аутлук", который писал, что "Железная пята" как "литературное произведение мало похвально, а как социалистический трактат - совершенно неубедительна"*.

* (Там ж е, стр. 95-96.)

Однако буржуазных критиков в брани по адресу книги Лондона превзошли американские социалистические лидеры. Один из них, Джон Спарго, писал в "Интернейшенэл соушэлист ревью": "Картина, которую он (Лондон. - В. Б.) создал, кажется мне преднамеренной, чтобы оттолкнуть многих, чья поддержка нам так нужна; она дает новый стимул старой и выброшенной за ненадобностью теории катаклизмов; она имеет тенденцию ослабить социалистическое движение, дискредитировать систему выборов и подкрепить химерическую и реакционную идею насилия, столь соблазнительную для некоторых людей"*.

* (Там же, стр. 96.)

В таком же духе высказался критик из "Арены". "Рассуждения о насильственной революции, - писал он, - не только глупы, но они могут повредить народному делу"*.

* (Joan London, Jack London and His Times, N. Y., 1939, p. 310-311.)

В интервью, данном после выхода "Железной пяты", Лондон повторил основную мысль романа. "История показывает, - заявил он, - что господствующие классы не уходили без борьбы. Капиталисты распоряжаются правительствами, армией, милицией. Нужно думать, что они употребят эти институты для сохранения власти"*.

* ("Jack London: American Rebel", p, 96.)

"Железная пята" выдержала испытание временем. Замалчиваемая буржуазной критикой в Соединенных Штатах Америки, она пользуется широкой известностью в Советском Союзе, в странах социалистического лагеря, у рабочих и передовой интеллигенции капиталистических государств. Вот как отзывается о ней один из крупнейших деятелей международного рабочего движения Гарри Поллит: "...как благодарен и обязан я Джеку Лондону за книгу, оставившую такой неизгладимый след в моем сознании. Далеко не многие произведения пробуждают подобные чувства. Книга Лондона принадлежит к их числу. Он написал много, все его книги я читал с большим интересом, но "Железная пята" - лучшая, она переживет все им написанное. Я рекомендую ее молодежи. Я уверен, она заставит вас по-иному взглянуть на вещи, поможет вам понять, что затевают капиталисты в настоящее время в вашей стране, она объяснит многое, что происходит за последние годы в Соединенных Штатах Америки. И вы почувствуете неудержимое желание бороться, невзирая ни на какую опасность, она вселит в вашу душу великую веру в людей, с которыми вы работаете и с которыми вы солидарны. Но самое главное: книга поможет вам стать таким социалистом, что никто и никогда не сможет уничтожить вашу веру в самую замечательную идею, которая когда-либо вдохновляла человечество, - идею социализма"*.

* ("Смена", 1956, № 23, стр. 21.)

предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2013-2015
При копировании материалов просим ставить активную ссылку на страницу источник:
http://jacklondons.ru/ "JackLondons.ru: Джек Лондон (Джон Гриффит Чейни)"